info@contractexpert.ru | +7(901)779-55-95
Задать вопрос
YouTube

Правовое обоснование в пользу исключения из РНП

В Определениях Конституционного суда Российской Федерации от 07.06.2001 N 139-О, от 07.02.2002 N 16-О, Постановлениях от 21.11.2002 N 15-П, от 30.07.2001 N 13-П указано, что меры государственного понуждения должны применяться с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины  правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств.

Указанные меры не должны подавлять экономическую самостоятельность и инициативу граждан и юридических лиц, чрезмерно ограничивать право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а также право частной собственности.

По смыслу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации введение ответственности за правонарушение и установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, исходя из общих принципов права, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепляемым целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния.

Такой правовой подход подлежит применению, принимая во внимание и тот факт, что последствия по наложению санкции в виде включения сведений о лице в реестр недобросовестных поставщиков могут иметь более тяжкий экономический характер, даже чем наложение штрафа.

При этом, как подтверждается многочисленной судебной практикой, при рассмотрении вопроса о законности решения уполномоченного органа о включении лица в реестр недобросовестных поставщиков не правильно ограничиваться формальной констатацией ненадлежащего исполнения заявителем тех или иных нормативных требований без выяснения и оценки всех фактических обстоятельств дела в совокупности и взаимосвязи.

В соответствии с постановлениями Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2013г. №09АП-38164/2012-АК, 09АП-32858/2012-АК по делу №А40-112189/12-1031 уполномоченный орган (ФАС России) должен проверить наличие факта уклонения участника от заключения контракта и данный факт не может рассматриваться в качестве безусловного основания для признания такого участника уклонившимся от заключения контракта, без установления причин, оснований и обстоятельств, вызвавших не подписание контракта, и без установления намерения у участника не заключать данный контракт. В связи с чем суд признал доводы антимонопольного органа необоснованными, сославшись на то, что действующее законодательство не предусматривает установление исключительно факта не подписания контракта, не выявляя иные связанные с ним обстоятельства, в том числе наличие или отсутствие вины соответствующего субъекта.

Подтверждением вышеуказанных выводов о необходимости исследования причин и обстоятельств, способствовавших не подписанию контракта, а также необходимости выявления факта виновности, злонамеренного характера действий участника для включения о нем сведений в Реестр недобросовестных поставщиков, являются следующие судебные решения арбитражного суда: решение Арбитражного суда Архангельской области от 18.03.2015г. по делу №А05-273/2015, Решение Арбитражного суда города Москвы от 07.10.2014г. по делу №А40-123418/2014, Постановление ФАС Московского округа от 21.04.2014г. по делу №А40-97515/13, в соответствии с которыми включение сведений о лице в реестр недобросовестных поставщиков по существу является последствием, санкцией именно за недобросовестное поведение лица. 

Как указывается также в Постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2014г. №15АП-18613/14 (по делу №А53-17749/2014), наряду с фактом нарушения срока заключения контракта должно быть установлено, что участник размещения заказа отказался от заключения контракта немотивированно, без наличия к тому веских и объективных оснований, не позволяющих выполнить условия этого контракта. Иными словами, антимонопольному органу следует установить факт недобросовестности и вины участника заказа.

Если такие обстоятельства установлены не будут, то решение о включении в реестр недобросовестных поставщиков должно быть признано незаконным.

Судом также отмечено, что в силу статей 17 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации исходящее из принципа справедливости конституционное требование соразмерности установления правовой ответственности предполагает в качестве общего правила ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания.

В связи с этим апелляционный суд полагает, что любое негативное последствие, установленное законодателем за нарушение желаемой модели поведения, требует установления контролирующим органом вины, наличие которой является во всех отраслях права предпосылкой возложения юридической ответственности.

Антимонопольный орган, рассматривающий вопрос о внесении данных о хозяйствующем субъекте в реестр недобросовестных поставщиков, не может ограничиваться формальной констатацией лишь факта нарушения данным субъектом срока заключения государственного (муниципального) контракта, не выявляя иные связанные с ним обстоятельства, в том числе наличие или отсутствие вины соответствующих субъектов, в какой бы форме она ни проявлялась.

Применительно к рассматриваемым правоотношениям отсутствие вины при нарушения срока заключения государственного или муниципального контракта является одним из обстоятельств, исключающих возможность наступления неблагоприятных последствий, поскольку свидетельствует об отсутствии самого неправомерного поведения.

Таким образом, как подтверждается вышеизложенной практикой, при решении вопроса о включении в реестр недобросовестных поставщиков важное значение имеют причины и обстоятельства, вызвавшие формальное не подписание договора.

При этом недостаточно ограничиваться формальной констатацией лишь факта нарушения данным субъектом срока заключения, а необходимо исследовать вопрос о характере действий такого лица, наличия у него вины и умысла на совершение нарушения, а также дать оценку тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба.